«Охота за ведьмами»: Кубань

12 апреля 2013 года в Краснодаре органами ФСБ был арестован доктор политических наук, профессор Кубанского государственного университета Михаил Савва. В отличие от многочисленных фигурантов последних плагиат-скандалов, Михаил — исследователь, чьи научные достижения серьезны и неоспоримы: в частности, это один из лучших специалистов по проблемам межэтнических отношений на Юге России. Михаил Савва — не только исследователь, но также эксперт и практик, на протяжении многих лет работавший с некоммерческими организациями и консультировавший органы власти. Операция по задержанию «профессора-злоумышленника» проводилась в ставшем уже привычным стиле: к М. Савве пришли в 6 часов утра и после 6-часового обыска без предъявления ордера (сотрудники ФСБ имеют на это право в исключительных случаях, когда создается угроза суверенитету государства, жизни и здоровью граждан) его задержали на 48 часов [1].

На следующий день, в субботу, Михаилу было предъявлено обвинение, а суд, на заседание которого не были допущены журналисты, постановил арестовать его на два месяца. Как выяснилось, Михаилу Савве инкриминируется то, что в качестве директора гранто-вых программ (по статусу — третьего лица) в НКО «Южный региональный ресурсный центр» (ЮРРЦ) он фальсифицировал социологический опрос, присвоив тем самым мошенническим путем денежные средства в сумме 366 тыс. руб. полученных по гранту краевой администрации [2].

Стоит напомнить, что 5 апреля 2013 года Постановлением губернатора Краснодарского края А. Ткачева Михаил Савва был исключен из Общественного совета по развитию институтов гражданского общества и правам человека, где он ранее являлся заместителем председателя. Официальные лица объясняют это обыкновенной ротацией, вместе с Саввой Совет покинуло еще несколько людей.

Однако до этого, 14 марта 2013 года, в четырех общественных организациях Краснодарского края, в том числе Южном региональном ресурсном центре, прошли досмотры ФСБ с выемкой документов и компьютеров. Свои действия в отношении ЮРРЦ сотрудники силовых структур обосновывали проверкой информации о нецелевом расходовании средств гранта, полученного от Минсоцразвития РФ, который распределяла Администрация Краснодарского края [3].

Михаил Савва придал факты нарушений закона при проведении этих проверок НКО широкой огласке. 10 апреля он опубликовал статью, в которой подверг резкой критике действия регионального УФСБ, которые, по его мнению, сопровождались грубыми нарушениями законов [4]. 12 апреля последовало задержание и арест на 2 месяца.

Предъявленное профессору Савве обвинение вызывает ряд серьезных вопросов. Соразмерна ли избранная мера пресечения инкриминируемому деянию? Насколько серьезно может быть аргументирована версия следствия о том, что социологический опрос в действительности не проводился? Если у следствия нет стопроцентно-убедительных аргументов, должны ли его подозрения перевешивать характеристики коллег Саввы, многие из которых считают Михаила Валентиновича профессионалом высокого класса и, безусловно, порядочным человеком, неспособным пойти на столь грубое нарушение научной этики? Почему, наконец, столь незначительным делом решили заняться именно органы ФСБ, использовавшие в ходе обысков свои полномочия для расследования дел особой государственной важности?

С учетом этих сомнений произошедшее можно считать очень тревожным сигналом для научного сообщества. От ареста и содержания под стражей на основании вызывающего серьезные вопросы обвинения в не столь уж крупномасштабном нарушении Михаилу Савву не спасли ни его формальные регалии, ни общероссийская известность в качестве авторитетного эксперта и практика, ни его конструктивная позиция по отношению к сотрудничеству со структурами власти в сферах его экспертизы. Не хотелось бы считать этот случай наглядным уроком для ученых, наивно понадеявшихся на свой статус и осмелившихся проявить свою активную гражданскую позицию, не соответствующую позиции власти и, особенно, силовых структур.

И вообще, могут ли после случая с Саввой те российские ученые, которые не всегда и во всем согласны с властями и позволяют в их адрес даже хотя бы умеренную критику, быть уверенными в том, что, работая по какому-нибудь финансируемому из российских источников проекту, они в один прекрасный день не окажутся за решеткой по свалившемуся как снег на голову обвинению в фальсификации исследования? Не получается ли так, что теперь исследователям очень опасно получать гранты не только из зарубежных, но и из российских источников? Может быть, исследователям лучше вообще ничего не исследовать, или же стране нужны только такие ученые, которые никогда не подвергают действия властей никакой критике?

Публикуем выдержку из статьи Михаила Саввы о проверках НКО на Кубани [4].

(…) Сам факт проверки подразделением ФСБ целевого расходования некоммерческой организацией средств бюджетной субсидии - да - леко за рамками российского права. Дело в том, что субсидия (грант) в соответствии с законодательством РФ — это передача средств на определенные цели. Другими словами, это сделанный на конкурсной основе подарок вашей организации. То есть после получения субсидии это уже не средства бюджета, это средства вашей организации. Их невозможно расхитить, потому что они не чужие, а ваши. Худшее, что может произойти с этими деньгами,- нецелевое использование. (…)

Целевое использование контролируется не ФСБ и не полицией! Порядок выделения, расходования и отчетности по субсидиям определен в общем виде Бюджетным Кодексом РФ и детализирован применительно к некоммерческим организациям, получившим средства из федерального бюджета. Постановлением Правительства РФ от 23.08.2011 года №713 «О предоставлении поддержки социально ориентированным некоммерческим организациям». Цитирую: «18. Контроль за целевым использованием субсидий осуществляется Министерством экономического развития РФ и Федеральной службой финансово-бюджетного надзора».

Получается, что УФСБ по Краснодарскому краю просто очень хотело предъявить добычу в виде НКО-нарушителей и занялось тем, на что не имело права. Почему бы нет? Они же вне закона? Я думаю, что будет дальше на Кубани с некоммерческими организациями. Раз уже спираль нашей истории пошла вниз, то ответ очевиден: фальсификации дел и пытки.



  • cs go кейсы
  • индивидуалки Питера